Среда, Декабрь 2, 2020
Главная > Абай > Есть в имени Зере сакральный смысл

Есть в имени Зере сакральный смысл

Празднование 175-летия великого Абая, несомненно, послужило поводом для новых научных исследований, в том числе и в отечественной этнологии.

В данной статье я затрону тему исследования сакральности казахских имен на примере имени бабушки Абая Кунанбаева – Зере.

В энциклопедии «Абай» отмечаются годы жизни Зере – 1785–1873, а также тот факт, что «весь аул называл ее «Кәрі әже» (старшая бабушка). Как подчеркивает казахстанский ученый-абаевед Бауыржан Ердембеков, именно Зере прививала с юных лет Абаю интерес к народной истории, литературе, стояла у истоков формирования его как великого акына. Настоя­щее же ее имя – Тоқбала. Она из Восточного Казахстана, из рода найман – матай, по линии Койкел (Койкел – Бектемир, от последнего родились сын Жанали и дочь Тоқбала). Известно, что в степной историографии, народной истории шежіре казахов имеется множество упоминаний использования измененных имен (лақап аты) исторических личностей, таких, например, как Абай (Ибрагим) Кунанбаев, Шокан (Мұхаммед Қанафия) Валиханов, Орманбет-хан (Темір-хан), Ақ жол бий (Дайырқожа) и других. Безусловно, причина изменения или использования другого имени в настоящее время требует отдельного научного исследования. Однако имеется на этот счет несколько устоявшихся версий: первая – сохранение личности «от сглаза» за счет подмены настоящего имени; и вторая – закрепление прозвища и уже узнаваемость индивида по особенностям характера, внешности, манере поведения.

В биографии Абая отмечается, что этим именем его назвала бабушка Зере, оно означает – «внимательный», «осторожный». И закрепилось это имя за ним на всю жизнь.

В качестве версии на этот счет приведу информацию из рукописи Арала Каржауова (1821–1876), представителя Младшего жуза, племенного объединения Алим­улы, рода Кете – Байкошкар. Он, якобы окончив русско-казахскую школу в Оренбурге в 1850 году (списки обучавшихся сейчас нами исследуются), был более месяца в ауле Кунанбая и там преподавал русский язык Абаю. В отрывке текста рукописи шежіре на с. 81 Аралом Каржауовым к тому же приводятся свидетельства людей из окружения Абая Кунанбаева (фото 1). Краткий перевод этого отрывка указывает на данные, связанные с родословной Абая, начиная от его далекого предка Олжая. Вначале сказано о том, что «…Арал Каржау окончил в Оренбурге русско-казахскую школу в 1850 году. Более месяца находился в ауле одного из старших султанов Среднего жуза – Кунанбая…

Сыновья Олжая: 1. Айдос; 2. Қайдос; 3. Жігітек.

Дети Қайдоса; 1. Бокенші; 2. Борсык.

Дети Айдоса: 1. Ргызбай; 2. Торғай; 3. Топай; 4. Кутебак.

Пятеро сыновей Борсыка: 1. Егізбай; 2. Сегізбай; 3. Жазыбай; 4. Қазыбай; 5. Алман.

Сын Жазыбая: Кодар.

Дети Казыбая: Куандык, Оиыл.

От Егизбая: Кокше.

От Ргызбая: 1. Оскінбай; 2. Осербай; 3. Мырзатай; 4. Жорта.

От Оскінбая: Кунанбай…».

В шежіре Арал Каржауов описывает причины появления имени Абай и свою причастность к этому факту! В силу незавершенности данного исследования мы вынуждены пока лишь констатировать это как одну из версий появления имени Абай, связанную с историей казахов Младшего жуза!

Вышеуказанное шежіре сохранилось у сына Арала Каржауова – Кулсымака Маханова, который был дважды репрессирован и в последний раз был сослан на лесоповал реки Енисей, в поселок Бузан Красноярского края, где отбывал наказание вместе с акыном Отебаем Турманжановым и другими казахами, в том числе с хобдинцем Уассаламом Ыбраевым. Данный факт его жизни частично описывается в статье Б. Ажиниязова, составленной со слов Нуржамал-апай, жены Уассалама Ыбраева [Ажиниязов Б. «№ 3192 іс», 2016, 14 б.]. От Кулсымака Маханова шежіре перешло его сыну Бактыгали Маханову, родившемуся как раз в ссылке, от которого перед смертью нами и была получена рукопись.

Для сведения приведу также краткое шежіре рода Арала Каржауова:

«Әнеттен: 1. Айбас; 2. Алдамберді; 3. Кешубай.

Алдамбердіден Тәнірберді, одан Арал.

Аралдан: 1. Құлтай; 2. Балуан; 3. Сәрке.

Сәркеден: 1. Бекбас; 2. Қалымбет; 3. Қаржау.

Қаржаудан: 1. Құрманғазы; 2. Баянды; 3. Баянас.

Құрманғазыдан бір қыз Дәртман, тұқым жоқ.

Сәркенің Қалымбетінен: 1. Махан; 2. Құрмаш.

Маханнан Құлсымақ (шын аты Елубай), одан: 1. Рамазан; 2. Бақтығали; 3. Сабырғали; 4. Қылышқали.

Бақтығалидан: 1. Алдаңғар; 2. Ақниет; 3. Ахмет; 4. Ақдосым; 5. Ақсерік; 6. Нысанбай; 7. Иса».

Если остановиться на этимологии слова «зере», то последнее с персидского переводится как золото (слово «зер» означает «золото», известен, например, термин «зергер» – мастер-ювелир). В связи с этим имя Зере у большинства ассоциируется с понятием «золотая»! Остановимся более подробно на других версиях этимологии слова «зере».

Итак, по традиции казахские девушки и молодые снохи на торжества, праздники, помимо множества других ювелирных украшений, вдевали в нос еще и золотое кольцо, которое и называли «зере». При этом данные факты фиксируются в широком географическом диапазоне – от западного до восточного Казахстана. В архивах говорится, что «ертерек кезде сәндік үшін мұрынға таққан сырға. Бұрынғы уақытта кейбір жерде мұрынға зере тағатын (Қост., Жанг.). Қытай үкірдайларының балалары зере салатын (Сем., Ұрж.). Бұрынғы кезде той-томалаққа барған кезде қыз-келіншектер әсемдік үшін мұрнына зере салып барады екен». В энциклопедии «Традиционная система этнографических категорий, понятий и названий у казахов» (т. 2), изданной Центральным государственным музеем РК под редакцией Н. Алимбая, пишется, что зере – это серьга для носа (адамның мұрынына тағылатын сырға), и носили ее редко, только для красоты. В южных регионах такие кольца называли также арабек (әребек).

Интересны в этом плане исторические записи, выявленные нами в фондах Государственного архива Оренбургской области. В «Деле о поставке в музей Императорского Казанского университета одежды, военных и музыкальных инструментов, моделей жилищ, бытовых предметов башкир и киргиз (16 авг. 1857 г. – 31 янв. 1860 г.)» дается подробный перечень предметов с указанием названия на русском и казахском языках (арабской графикой), их стоимости в руб­лях, материала, из которого изготовлен предмет, а также краткое описание исторических памятников (аннотация) и многое другое.

В данной описи в разделе «Украшения» дается перечень ювелирных изделий: серьги (сырға), браслет (білезік), перстень (жүзік), трех видов ожерелья – для шеи (қаптырма), для груди (тұмарча), для косы (шаш-бау). Здесь же зафиксированы такие предметы, как кольцо зере – для носового хряща стоимостью от 50 копеек до 1 рубля серебром, а также сережка (мұрындық) – «для того же употребления» стоимостью от 10 до 50 копеек (фото 2). Данная информация ценна не только тем, что дается конкретное наименование изделия – зере или мұрындық, но и тем, что указывается место, где оно носится, то есть в перегородке носа (носовом хряще). У современного читателя, естественно, возникают ассоциации с пирсингом носа или аналогии с украшениями для носа женщин Индии. Здесь же указывается именно межнозд­ревой носовой хрящ. О том, что «некоторые казахские женщины в нос продевают серебряное кольцо» и что это означает статус любимой дочери, пишет, например, исследователь традиций казахов Среднего жуза Броневский.

Поиск нами фотографии с использованием зере из фондов С. М. Дудина, К. Н. де Лазари, Н. К. Зейдлина и других не дали конкретных результатов. Примеры же мы нашли в фондах рисунков художников М. А. Зичи и А. де Барбиша [Бимендиев, 2013, с. 324]. Первый художник в своих карандашных зарисовках (кроках) рисует казахских женщин, делает на полях разъяс­нительные записи. На одном из его рисунков – курящая трубку казашка с серьгой в носу (рис. 3). Второй художник в ярких крас­ках передает образ кочевого аула казахов и у одной из женщин фиксирует золотое носовое кольцо – зере (рис. 4).

Отметим также, что имеется и другое толкование слова зере. Это головной убор, одеваемый под саукеле – свадебный наряд невесты. «Іші қуыс, өзі ұзын, сәукелемен бірге киетін бас киім. Әкем, маған үйдегі зеремді әкеп бере қойшы (Диал. сөздік)» [Қазақ тілінің түсіндірме сөздігі, 1979, 390 б.]. При этом головной убор богато обшивался золотыми нитями, имел с двух боков нащечники (жақтама) [Алимбай Н., Энциклопедия, 2012, 628–629 бб.].

Профессор Б. А. Ердембеков приводит в своих исследованиях и третий вариант использования слова зере: «Ал ертеректе бір қабат киім сыртынан киетін сауыт та «Зере» деп аталыпты» [Ердембеков Б. А. Абайдың аналары, 2020, 16 б.]. Такие зере-кольчуги иногда называли также «бек сауыт» [Ахметжан Қ. С., 2006, 137–138 бб.], связывая с казахской кольчугой. Здесь, как нам кажется, требуется некоторое пояснение технологии изготовления защитной рубашки, собранной из металлических колец – кольчуги (сауыт). Основное предназначение кольчуги – предохранять тело, в первую очередь его верхнюю часть, от ударов меча, сабли, наконечника копья, то есть режущих и колющих предметов. Такое защитное свойство достигалось за счет плотного скрепления отдельных мелких металлических колец – зере. Основной функцией кольца-зере являлось скрепление в единое целое защитной рубашки, но таким образом, чтобы она не стесняла, давала возможность воину быть подвижным в бою и в то же время надежно защищенным.

Таким образом, подводя итог нашему небольшому исследованию, осмелюсь предположить, что имя Зере было дано Тоқбала уже в зрелом возрасте, в семье Кунанбая, когда она достигла статуса бәйбіше! Так как она смогла в тот период своей мудростью, достойным поведением скрепить не только семью своего мужа, но в целом его род и племя. Тоқбала стала некой матреной целого крупного казахского рода (ел анасы) аргынов – тобыкты! Она сохраняла духовные ценности, традиции казахского народа, несмотря на воздействие культур других народов, влияла на воспитание подрастающего поколения своей большой семьи, в частности, на формирование взглядов великого Абая! «Ізгі жүректі, үлкенге қамқор, кішіге пана бола білген Зере әже Абай өміріне, ақындығына игі әсерін тигізеді» [Абай, Энцикл., 1995, 265 б.]. Она действительно исполнила роль «скрепляющего кольца» рода Кунанбаевых – была настоящей Зере!

Рахым Бекназаров, доктор исторических наук