Воскресенье, Июль 3, 2022
Главная > Новости > Как девушке без блата и «агашек» сделать карьеру в науке

Как девушке без блата и «агашек» сделать карьеру в науке

Самый молодой ректор в стране работает в Актобе, в университете им. К. Жубанова, сообщает «Диапазон» @gazeta_diapazon.

2016 год. В Университете Кембридж, на 3-м курсе докторантуры. || Фото из личного архива

В сентябре новым ректором университета им. К. Жубанова стала 34-летняя Лаура Карабасова. Она – самый молодой ректор в Казахстане и в истории вуза. Лаура Карабасова выпускница университета им. К. Жубанова, училась в Великобритании, работала в Центре образовательных программ Назарбаев Интеллектуальной школы, Высшей школе образования Назарбаев университета, информационно-аналитическом центре. Ученая, автор 4 книг.

Лаура Карабасова родилась в Мугалжарском районе. В семье четверо детей: три сестры и брат. Наша героиня – средний ребенок.

– У нас самая обычная простая семья. Мама была учительницей, папа электриком. Среди родственников не было тех, у кого высокая должность, не было супербогатых, которых нам ставили бы в пример. Папа говорил, что девочки должны получить хорошее образование, иметь почву под ногами.

Лаура училась в казахской школе, росла в казахской среде, читала казахскую классику, хотя ее мама – русскоговорящая из Оренбурга. Сейчас она свободно владеет казахским, русским и английским.

– У меня было интересное дет­ство. Я много играла, но и успевала учиться. Быстро схватывала информацию: быстро понимала, быстро выполняла задания. Не могу сказать, что целенаправленно шла к руководящей должности. Просто с самого детства делала то, что мне нравится, прилагая максимум усилий. Родители говорят, я была трудолюбивым ребенком. В школу «Дарын» прошла по конкурсу, учиться было непросто, затем поступила в университет им. К. Жубанова. Отличница, очень усердно всегда работала. Где бы я ни училась, всегда должна была быть в топе. Я называю это синдромом среднего ребенка, – смеется Лаура Карабасова. – В семье не было такого, чтобы контролировали, проверяли оценки. Родители давали мне свободу, но заложили веру в ценность образования.

– Вы самый молодой ректор. Что вы ощущаете от этих слов?

Л.К.: – Синоним слова молодой – неопытный. Но что такое опыт? Количество прожитых лет? Конечно, я мало прожила. Если же опыт – это количество и качество возможностей познания, навыков, то опыт у меня хороший. Я работала в интенсивной среде в плане управления, знаю, как создавать хороший вуз: трансформация, модернизация контента, цифровизация. За 10 лет я успела побывать в разных инновационных проектах. Комиссия хорошо оценила мои знания и компетенции, единственный вопрос касался моего возраста. Спрашивали, не слишком ли я молода для университета, где 15 тысяч студентов. Но что нужно, чтобы управлять современным вузом? Прежде всего, хорошее образование и чувство тренда. Моя специальность – управление в сфере образования. Я окончила магистратуру в Англии, в Назарбаев университете делала Ph.D. Я 5 лет обучалась тому, как нужно управлять изменениями, как происходит трансформация, как нужно строить образовательный и воспитательный процессы. Ты за всех несешь ответственность: за студентов, преподавателей, за персонал, несешь ответственность и перед городом. 

– Есть ли предвзятое отношение к вам, как к женщине?

Л.К.: – Я напрямую с таким не сталкивалась. Отрицать в целом мировую тенденцию сложно. Не зря говорят, что у женщин стеклянный потолок, долго могут в среднем звене засиживаться. Я вижу, что государство поддерживает талантливых женщин. Влияет и то, что у нас западный регион, у нас были такие героини, как Алия, Маншук, Хиуаз Доспанова, поэтому наше общество в целом к этому нормально относится. Недавно историк Галымжан Байдербес, он изучал жизнь Алии и Маншук, сказал мне, что у меня важная историческая миссия, как и у славных казашек – дать пример девушкам, что они тоже могут достичь чего-то. Я хочу, чтобы актюбинские девочки самореализовались и мечтали смело. 

– Что вы поменяли в вузе первым делом?

Л.К.: – Мы усилили связь с работодателями, создали академические комитеты, где говорят, какие дисциплины включать, а какие исключать. Я посещаю предприятия, тесно работаю с первыми руководителями организаций. 

Все студенты, которые во время пандемии учились из дома, сейчас должны обучаться оффлайн, сидеть в аудитории, сдавать экзамены и получать достойное образование.

Мы вступили в Лигу академической честности. Это добровольное сообщество, куда вступить непросто, в лиге всего 16 вузов. Они проводят опросы среди студентов по взяткам и другим нарушениям. Участники лиги берут обязательства не допускать коррупции, использования связей.

Мы сократили планы преподавателей с 50-70 до 5-10 страниц, чтобы у них было время изучать новое. В хорошем университете не просто дают образование, но и сильно генерируют науку в регионе. Чтобы заниматься наукой, у преподавателей должны быть время и условия. Мы внедрили категорию «преподаватель-исследователь» и даем им значительную надбавку, мы хотим поощрять ученых, которые работают на репутацию университета.

В университете будет больше тех, кто по программе «Болашак» учился в ведущих университетах мира. Около 80% болашакеров остаются в Алматы, Нур-Султане и Шымкенте. Всего 20% остается регионам. Мы создали условия для них, соцпакет, надбавки, потому что средняя рыночная стоимость болашакера значительно выше. В нашем университете работают 23 болашакера. Они занимаются волонтерством, консультируют бесплатно, будут преподавать на английском языке. Волонтерство должно быть в крови каждого жубановца, это важно для общества. Если хочешь жить в чистом, вежливом, культурном городе, значит, ты как гражданин должен что-то делать для этого.

– Можно ли у нас искоренить взятки?

Л.К.: – Я верю, что можно. Важно, чтобы все хотели честности. Хорошим инструментом может быть цифровизация. Когда вся база оцифрована, то все-все видно. Какие материалы загрузил преподаватель, когда студент заходил туда, какие оценки выставлены, у кого есть доступ к этим данным. Мы не раздаем дипломы. Нельзя не посещать университет и получить диплом, нельзя использовать связи и получить диплом. 

У нас есть правила, которые не нарушает ни ректор, ни сотрудники, ни студенты. Неважно, чей это ребенок или знакомый, все студенты одинаковы. Правило «друзьям все, остальным по закону» у нас не работает.

Я тесно работаю с сотрудниками антикора и «Адалдық алаңы». Открыто обсуждаю проблемы, открыта в соцсетях. 

– Удается ли совмещать научную карьеру и семью?

– Сейчас я живу с родителями, в окружении сестер и брата, племянников. Как и любая девушка, планирую создать свою семью и воспитывать детей. В современном мире девушки могут преуспевать как в карьере, так и в семье. Среди друзей много таких примеров, и я надеюсь найти такой баланс. 

– Вы планируете остаться в Актобе или переехать?

– Я хочу отдать максимум своему вузу и родному городу. Но буду реалистична, я уже имею профиль ученого на международном уровне, имею свою нишу в науке. На данном этапе я выбрала отдать должное своей альма матер, а дальше время покажет.

С братом и сестрой возле дома.

 

//diapazon.kz/