Четверг, Июль 25, 2024
Главная > Новости > «Честность должна стать частью нашей культуры»

«Честность должна стать частью нашей культуры»

Лаура Карабасова в 34 года стала самым молодым ректором в истории Казахстана и Актюбинского университета им. К. Жубанова. Героиня нашего интервью рассказала, как повышать качество образования, бороться с коррупцией в вузах и что делать, чтобы умы не покидали регионы.

 – Лаура Чапаевна, как вы отреагировали на предложение возглавить университет? Сразу согласились или были сомнения?

– Изначально мне предложили должность проректора по академическим вопросам. Бывший министр образования Асхат Аймагамбетов не боялся назначать молодых на руководящие должности. Я тогда жила в столице и работала в Назарбаев университете. За неделю нужно было собраться и уехать в Актобе. Я чувствовала и радость, что это родной университет, и переживания. Всё-таки непросто было оставить стабильную работу и вернуться домой спустя 10 лет. Я согласилась, поработала 3 месяца проректором по академическим вопросам и подала на конкурс на позицию ректора.

– Смелое решение! Решили себя испытать?

– Скорее поняла, что нужно менять всю систему в университете, и для этого надо быть ректором. Я окончила магистратуру в Англии по специальности «Управление в сфере образования», получила PhD, изучала реформы образования, как строить образовательный процесс и работала в такой системе, где главное – академическая честность. Можно сказать, я пропиталась этими ценностями.

– Если простыми словами, «академическая честность» – это…?

– Чёткие правила в вузе: справедливая система оценивания студентов, ответственный подход к работе у каждого сотрудника вуза, запрет плагиата в науке.

– Вот интересно, в Казахстане много университетов, где ректоры – женщины?

– Не больше 20 процентов. В целом в обществе есть недоверие к молодым женщинам как к профессионалам. В то же время и сами женщины боятся высоких руководящих должностей.

– Университет им. Жубанова – ваш альма-матер. Что вам как студентке, тогда нравилось и не нравилось?

–  Я пришла из школы «Дарын» (школа-интернат для одарённых детей – Прим. автора). Там нас воспитывали в конкурентной среде: конкурсы, олимпиады, дебаты. В университете я тоже была активисткой, участвовала в разных молодёжных движениях. Мне нравилась активная студенческая жизнь. Но в то время студент не мог заявить о нарушениях в вузе и отстоять свои права. Мне не нравилось, что некоторые преподаватели под каким-либо предлогом, например, изготовления стендов собирали деньги у студентов. Были двойные стандарты, и это считалось нормой.

– И что вам захотелось в первую очередь поменять, когда вы стали ректором университета?

– Около 1000 студентов, которые не сдали ЕНТ, каждый год переводили к нам. Они числились в фиктивных российских онлайн-вузах, и в середине года их принимал университет  им. Жубанова. Для них мы установили вступительный экзамен. Это справедливо по отношению к другим студентам. Больше не получится учиться просто ради «корочки». В какой-то момент стало слишком много «красных» дипломов.

Также мы отошли от дистанционки. Во время пандемии заочное образование превратилось в дистанционное. Были студенты, которые показывались один раз на первом курсе и приходили через два года, чтобы забрать диплом. Преподаватели жаловались, что они не знают в лицо многих студентов. Да, есть европейские вузы со смешанным форматом обучения, но для дистанционного образования должно быть хорошее оснащение.

Ещё мы вошли в Лигу академической честности. Это сообщество, в котором всего 17 из 120 казахстанских вузов. Независимые эксперты постоянно проводят опросы среди студентов, всё ли их устраивает в учёбе, нет ли жалоб.  И чтобы честность стала частью культуры, должны быть строгие меры абсолютно для всех.

– Недавно в государственных вузах появилась комплаенс-служба, для чего она нужна?

– Эта служба не подчиняется ректору, в ней работают сотрудники антикора и из финансовой полиции. В вузах должны быть такие независимые организации, которые борются с коррупцией и другими нарушениями. Я считаю, что любая коррупция, будь то мелкая или крупная, должна быть наказуема. Мы уволили преподавателей, которые попались на взятках. Последний случай, когда педагог вынуждала студентов покупать продукцию сетевого маркетинга. Второго шанса таким сотрудникам мы не даём. В системах закупа сейчас тоже всё прозрачно. Во время закупов мы приглашаем преподавательский состав, деканов, чтобы они своими глазами видели, на что тратится бюджет университета.

– Ломать старую систему – сложный и болезненный процесс…

– Потому что в любом случае нарушаешь чью-то зону комфорта… Те же закупы, внешние факторы пытаются иногда давить на нас, потому что борьба с коррупцией – большое противостояние.  Конечно, одна бы я не справилась, у меня огромная команда, студенты тоже помогают. Каждую жалобу нужно рассматривать отдельно. Строгие, объективные преподаватели тоже могут несправедливо попасть под буллинг студентов.

– Вы сталкивались в тот момент с хейтерством?

– Да, когда я переступила порог университета. Я бы даже сказала, что просто некоторые обесценивали весь мой профессионализм. Знаете, не осуждаю, потому что пока ты не показал свою работу, народ будет критиковать. Люди имеют на это право, тем более, когда годами нет перемен. К критике я отношусь спокойно и всегда прислушиваюсь к замечаниям преподавателей и студентов.

– После пединститута вы учились в Англии. Что такое европейское образование на вашем примере?

– Прежде всего, в западных вузах воспитывают честное отношение к учёбе. Для студента списать – постыдно, считается социально порицаемым явлением. Европейский студент много читает. Все письменные работы в вузах проверяются на оригинальность. У нас английское слово «креативность» больше применяют к творческим профессиям, к искусству, но креатив, прежде всего, означает создавать. Создание – ядро всего. Мы проходили практику в европейских детских садах и начальных школах. У них другие подходы – с малых лет подчёркивать индивидуальность ребёнка. Нашим детям не дают ошибаться, ругают или снижают оценки даже за помарки в тетрадях. Мы с детства боимся делать ошибки, потому у нас и нет великих открытий. Люди должны чувствовать себя свободными, чтобы экспериментировать. В школе многие задания направлены на зубрёжку – это тоже пережитки советского образования.

– Назовите главные проблемы казахстанского образования.

– Количество выпускников школ растёт, больше потребности в высшем образовании, но при этом качество страдает. Ведь у каждого вуза есть своя проектная мощность, свои возможности. Высшее образование не успевает за изменениями на рынке труда. За эти два года мы усилили связь между работодателем и университетом. Знаем, как готовить специалистов для завода «Актюбрентген», Казхрома. Сейчас  казахстанские вузы перешли в форму некоммерческого акционерного общества, стали как частные компании. А общество до сих пор относится к нам как к государственным предприятиям, которые сидят на дотациях. От государства мы не получаем финансирования, только гранты, благодаря студентам. На бюджет вуза идёт огромная нагрузка и нужно ежегодно обновлять инфраструктуру вуза, а это требует огромных финансов. Например, очень дорого содержать общежития. В прошлом году на  содержание нашего общежития мы потратили почти 300 миллионов тенге. Но при этом мы позиционируем себя как социальный институт, поэтому принимаем студентов из разных социальных категорий. Для некоторых студентов нужно создавать дополнительные условия – это и есть инклюзивное обучение. У нас инклюзив ассоциируют почему-то только с людьми с ограниченными возможностями.

Вузы должны учить студента учиться. Стандарты образования быстро устаревают, поэтому каждый специалист должен уметь самостоятельно извлекать знания и меняться вместе с потребностями трудового рынка. Также студентов должны учить критическому мышлению. Критическое мышление – это не критиковать, а способность объективно оценивать ситуацию. Мне страшно, что сегодня в соцсетях общество готово растоптать человека за любую самую мелкую ошибку и полностью обесценить все его достижения.

– Вы запустили масштабный проект. На базе университета им. Жубанова в сентябре откроется филиал шотландского вуза HeriotWatt. Не боитесь утечки мозгов из региона?

– Будущие студенты Heriot-Watt – дети с огромным потенциалом. И если бы не открытие зарубежного вуза в Актобе, вряд ли они бы остались в регионе или в Казахстане, когда европейские университеты предлагают столько грантов. В регионе очень сложно удерживать сильные кадры. Молодые специалисты, как только прокачают свой опыт, ищут перспективу в других городах. Из 8 тысяч выпускников около 60 процентов уезжают поступать в Астану и Алматы. Это сильный дисбаланс, когда самые умные дети покидают регионы. Я верю, что наш проект станет центром притяжения. Три специальности: «Нефтяная инженерия и энергоменеджмент», «Электроэнергетика» и «Компьютерная инженерия» предлагают большие возможности в Казахстане. После учёбы выпускник должен будет три года отработать в родном крае. Хотя бы на 7 лет мы остановим утечку мозгов, за это время подготовим много своих преподавателей и специалистов. А миграция… она всегда будет, её не нужно бояться.

– Как отдыхаете, и получается ли вообще отдыхать?

– Я мало думаю об отдыхе с того момента, как прибыла в Актобе. Первый год все выходные я сидела на работе и планировала следующие недели. А сейчас стараюсь чаще выезжать за город с термосом чая, возобновляю тренировки по теннису.  Готовлю крайне редко, но очень люблю и вкусно готовлю все рыбные блюда. На прошлой неделе, кстати, я отлично отдохнула за лепкой вареников. Сидя с мамой за столом, почувствовала себя как в детстве, когда мы всей семьёй собирались и лепили вареники с творогом. Времени много нет, но всегда рада помочь с огородом. Иногда удаётся посидеть за чашечкой кофе с друзьями.

– Что вы цените в людях?

– Прозвучит банально, но честность. Я восхищаюсь людьми, которые всегда остаются преданными своим моральным ценностям.

– Были моменты, когда вам приходилось переступать через себя?

– Всегда спрашиваю при встрече своих астанинских друзей: «Я изменилась?» В первый год трансформации в Актобе было много давления с разных сторон, рисков, но я ни разу не переступила через себя. Наверное, поэтому и другим всегда желаю гармонии в душе, это когда разум согласен с сердцем. Не потерять себя. Внутренний конфликт – страшный, разрушающий фактор. Есть у англичан хорошее выражение: не проповедуйте то, во что вы сами не верите. Делай то, во что ты веришь – это и есть моё жизненное кредо.

 

Беседовала Елена РЫШКИНА,

фото из личного архива Лауры КАРАБАСОВОЙ